Что такое сегодняшний мировой кризис

В упрощенном виде Призрачное Производство выглядит таким образом –

В конце девятнадцатого века, на пике угольной индустрии, просвещенная часть человечества мечтала об освобождении народонаселения от работы руками. Предполагалось, что все свое время человек-в-массе будет посвящать работе головой, и отдыху от работы головой.

Тогда же считалось, что именно естествознание (в те времена оно уже называлось «наукой») возьмет на себя благородную миссию освобождения. Спроектировав и запатентовав нужное количество машин.

Высказывались также робкие опасения, что освобожденным людям нечем будет заняться, и это вызовет брожение умов. Поскольку не все умеют или хотят работать головой. Опасения эти были вызваны привычкой к угольной индустрии, которая предполагала круглогодичную ежедневную занятость всех и каждого, минус власть имущие и аристократия.

И вот изобрели кнопку. В сегодняшнем понимании.

До кнопки, для того, чтобы сконструировать, например, табуретку, требовалось – срубить некое количество древесины топором, сделать замеры, распилить, обстругать, отшлифовать, склеить или сколотить, покрыть лаком (в крайнем случае). То есть, в поточном производстве табуреток нужны были несколько человек. Кнопка в идеале заменяла их, нескольких, одним. Нажал на кнопку – и вот машина рубит, мерит, распиливает, обстругивает, и так далее. И склеивает табуретку. И даже сама доставляет ее заказчику (в идеале).

Возникло сразу несколько проблем явных, и одна скрытая (и главная).

Явные проблемы появились такие –

1. Перепроизводство табуреток. Куда их все девать. Три человека могли произвести в день, ну, скажем, две табуретки. Или десять. Кнопка их начала штамповать сотнями, эти табуретки. Больше, чем требовалось. (Совпадает, кстати говоря, с появлением рекламы в сегодняшнем ее виде – продать то, что у всех уже есть, а также совпадает с понятием одноразовости в сегодняшнем ее виде – уменьшить запас прочности, пусть гады каждую неделю новые табуретки покупают).

2. Что делать с остальными тремя рабочими (один нажимает на кнопку, понятно, а другие куда?) (Кстати говоря, последствия не замедлили сказаться – настала нефтяная эпоха, и безработица и угроза голода, а иногда и самый настоящий голод, среди не допущенных к кнопке, привели к волнениям по всему миру, а кульминация настала в России в 1917-м году, и перепугала всех остальных смертно). Отпустить их с миром, чтобы перебивались, как в стародавние времена – сезонной работой, делая запасы на зиму? Но на сезонных работах теперь недостаточно платили – там тоже были кнопки. Греться на солнышке весь год, ничего не делая? Но это ведь в древнем Риме росли плоды на деревьях на всех улицах. Напоминаю – уголь (и сопутствующие ему фабрики) приучил всех к круглогодичной занятости. Альтернатива для большинства – голод и отсутствие крыши над головой.

Наша эпоха ОЧЕНЬ много взяла, неприлично много, от эпохи угольной индустрии. При нефти можно было бы и дать человечеству расслабиться и отдохнуть, но лидеры оказались тупы. Мы взяли от угольной индустрии, ее машинных, маршевых фабрик – экономическую систему и экономическую теорию (благодаря ей экономика как дисциплина перешла под власть исключительно шарлатанов), понятие о том, что ТРУД почетен (не интересный и полезный труд, а именно машинный, т. е. изнуряющий больше скукой, чем физическим напряжением), обязательное для всех минимальное образование, полтора года школьной программы, растянутые на десять-двенадцать лет, при том, что образование далеко не всем нужно, и массовое образование обесценивает образование как таковое; и оперу в ее сегодняшнем виде (это хорошая вещь, хорошая традиция, ее непременно нужно как-то сохранить, я прилагаю усилия).

Неявная проблема составляла в затратах энергии.

А именно. Три трудоустроенных, производящих табуретку, затрачивают НАМНОГО меньше энергии (не в переносном, а в прямом смысле, в джоулях), чем кнопка, выполняющая те же функции. Действительно – высокая точность замеров и распилов, мгновенная сборка, и так далее – это не три человека работают, а сто.

Кнопка сама по себе работать не будет, кнопку нужно кормить. Углем. Нефтью. Оказалось, что потребляют кнопки – неимоверное количество энергии.

Если сложить ресурсы, потребляемые людьми, и ресурсы, потребляемые кнопками, получится, что численность населения планеты следует умножить на двадцать, а может и на сто, чтобы получить вразумительные цифры для сравнения с уровнем потребления ресурсов в средневековье или в Римской Империи.

Оказалось, что ресурсов – вполне хватает! На много столетий вперед! Такой вот парадокс. Но только если их правильно тратить.

Здравомыслящие люди, будь они у власти, озаботились бы немедленной отменой бездумного расходования ресурсов.

Если двадцать процентов всей рабочей силы способны прокормить остальные восемьдесят, нажимая на кнопки, то и не нужно ничем «занимать» этих остальных, потому что любые «занятия» грозят перерасходом энергии. То есть, этим остальным нужно просто выдать пособия (значительные, и во время оно человечеству было вполне по силам это сделать), и пусть сидят дома. Экономия на транспорте, свете, ненужном строительстве ненужных учреждений, и так далее. Пусть те, кто не желает просто сидеть дома, учат иностранные языки, ходят в оперу, а то и просто — «работают головой».

Не озаботились.

Вместо этого лидеры настояли на продолжении как ни в чем не бывало круглогодичной занятости, как бы глупо она не выглядела. Так появилось процветающее до сих пор Призрачное Производство – люди, занятые херней. Этого было мало! К людям, занятым херней, и составляющим восемьдесят процентов рабочей силы, добавили заодно и женщин! А неча по домам сидеть, детей растить. Нынче все должны быть заняты. А дети нехай растут как сорная трава, в зданиях тюремного типа, называемых (позорно) – школами.

Но и этого оказалось мало! Не удалось устроить так, чтобы эти сотни миллионов, занятые херней и производством херни, занимались бы этим на дому или, по крайней мере, в двух кварталах от дома. Нет, им вменялось ЕЗДИТЬ на работу. Автобусы, поезда, драндулеты сегодня перевозят на работу и с работы (средняя поездка – час) эти самые многие миллионы, Каждый день. Круглый год.

А также лидеры, powers-that-be, навязали всем этим занятым херней людям идею-фикс – каждый уважающий себя должен иметь собственный выезд. То бишь, собственный экипаж.

Куда на нем ехать, на этом экипаже? При наличии метро, например? Это не важно. Важно – иметь и много ездить.

(После Второй Мировой система эта дала сбой – появились компьютеры, и массовые занятия херней, состоящие в основном в марании бумаги карандашами и ручками, выведениями бредовых цифр и словесей, поставлены были под сомнение. Компьютер оказался супер-кнопкой. И если производственная кнопка могла заменить собой двух рабочих из трех и девять фермеров из десяти, компьютерная кнопка оказалась способной заменить девятьсот девяносто девять клерков из тысячи. Эту проблему – решили. Просто поставили отдельный компьютер перед каждым клерком. И сказали – продолжайте).

Сегодняшнее потребление энергии превосходит ДОСТАТОЧНОЕ (для поддержания сегодняшнего среднего цивилизованного уровня жизни человечества) раз в сто. Понятно, что никаких ресурсов на это не хватит, в конечном счете. И нефть, которой должно было хватить на столетия, или тысячелетия, вдруг проходит пик добычи.

Случилось это, судя по всему, около трех лет назад. Нефтяной рынок икнул недоуменно. И после кратковременного пребывания на плато, где-то в мире (это совершенно неважно, где именно, мы все повязаны одной индустрией) наметилась нехватка.

Нехватка эта тут же сказалась в первую очередь на главном сегодняшнем потребителе нефти – Соединенных Штатах. Помнится где-то в сентябре, что ли, на соседнем форуме благожелательные люди злорадствовали по поводу «кризиса в Америке». Говорили – ну, все, «кирдык Штатам», «Штаты не выстояли», «так им и надо». Я написал аж две записи им в ответ, объяснив, что кризис всеобщий, и в России будет хуже, чем в Америке. Как водится, меня подняли на смех. Теперь они уж этого не помнят, естественно, а ведь было это четыре месяца назад всего. Теперь они озабочены кризисом. И уже не радуются, что в Америке кризис, потому что в России то, что я говорил.

Что такое этот кризис? Объяснять его можно многими вещами – финансами, махинациями, перепроизводством, этсетера. Все это липа. То есть, херня. Оно и понятно – объяснения эти придумывают люди, занятые херней. Вышеописанные.

На самом деле – сократилось количество нефтяных вливаний в Призрачное Производство.

Таким образом, выхода всего два.

1. Можно поддержать сегодняшнюю систему, и Призрачное Производство – вполне можно. Раз оно так всех устраивает. Но для этого придется НЕКУЮ ЧАСТЬ рабочей силы, занятой в данный момент херней, перевести из конторы на полевые работы. Пригласить их ЗАМЕНИТЬ СОБОЙ некоторое число прожорливых кнопок. На некоторое время кризис успокоится. Можно даже предположить, что через сколько-то лет, путем отсева конторных производителей хуйни в поле, наметится баланс – потребления энергии и Призрачного Производства. К сожалению, этот процесс связан с. . . хмм. . . возможностью социальных. . . хмм. . . турбулентностей, скажем так.

3. А еще можно перевести стрелки, и вспомнить, что эпоха сегодня – не угольная, а нефтяная. Вот наш Обама озаботился – застолбил деньги, под триллион. Но идут эти деньги не по адресу. Они пытаются, эти деньги, спасти именно Призрачное Производство. А вместо этого их нужно – временно платить тем, кто занят хуйней в конторе. Платить щедро, чтобы не было недовольства. И – перестраивать систему под основной энергоноситель. Ни Конституция Соединенных Штатов, ни Конституция РФ, ни в одной букве не противоречит такой перестройке. (Американская Конституция вообще написана так, что поддержит и упорядочит любую экономическую систему, хоть феодализм, хоть коммунизм).

Сие значит – запретить частные автомобили. Их век кончился, навсегда. Они достались нам от прошлого, и – не самый лучший это подарок! «Иметь собственный выезд». «Быть настоящими леди и джентльменами». Херня.

Приложить усилия для закрытия «биржи» в том виде, в каком она сегодня существует. Биржа – пережиток углевой индустрии. Установить сроки – если ты купил акции какой-то компании, ты не имеешь права их продать в течении, скажем, двух лет. Запретить любые спекуляции на купле-продажи акций. Покупка акций должна иметь только одну цель – получения дивидендов с доходов компании. Все остальное – от лукавого.

Давать невероятные налоговые скидки любым огородникам и фермерам. Чтобы жратву растили возле дома. На любых участках. Чтобы человечество с голоду не околело. Обеспечить им защиту. Спецназом, если нужно. Любое вымогательство, любое покушение на безопасность фермера и фермы (вне зависимости от величины фермы, хоть грядка с розами) должно пресекаться мгновенно.

А то что-то последнее время, как я погляжу, правительства мирового сообщества растерялись, и не знают, как армию использовать.

Любые варианты так или иначе связаны с угрозой недовольства, а в случае сбоя продовольственного обеспечения – восстаний. Голод, это, как говорили древние, не ма тант.

Касательно же экономических законов как таковых. Уж я этот печальный факт упоминал (в книге «Америка – как есть»). Нет никакой СИСТЕМЫ экономических законов. И вообще экономика – не дисциплина. А цирк. Есть только ОДИН экономический закон, непреложный, годный для всех ситуаций и эпох. А именно – ежели кого прижмешь покрепче, то и нет никакой гарантии, что реакции не будет.

Прислал : “Техасец”

Если вы все-таки хотите попробовать свои силы на электронной бирже – не забывайте, что Торги на электронной бирже требуют внимательности и организованности. Удачи Вам!

Последние обновленные статьи:

Я в контакте.

Первый прикорм

Видео по теме:


Навигация

Предыдущая статья: ←

Оставить свой комментарий

В начало записи
© 2018    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти